ст. Георгие-Афипская

Поселок Афипский Северского района основан в 1865 году как станица Георгие-Афипская, названная в честь одноименного военного укрепления. 15 апреля 1958 года преобразован в поселок Афипский. История станицы Георгие-Афипской началась с Георгие-Афипского укрепления времен Кавказской войны.

Георгие-Афипское укрепление было основано 6 июля 1830 года военным отрядом А.Д. Безкровного. Основные работы были завершены к 20 июля. Место для укрепления было выбрано на узле закубанских дорог, существовавших с давних времен.

Начальник команд Черноморской кордонной линией геренал-лейтенанта Рашпиль в 1849 году просил Кавказское начальство о дозволении устроить церковь в Георгие-Афипском укреплении: «Укрепление это (Афипское) постоянно занимается одним пешим казачьим баталионом Черноморского войска. Сверх того там находится один взвод артиллерии и один Черноморский казачей конно-артиллерийской бригады, учрежден постоянный полугоспиталь и провиантский магазин. Но величайшиий недостаток в том укреплении священника. и потому гарнизон лишен важнейшего религиозного утешения, в особенности больные, осужденны умирать без совершения таинств исповеди и причащения Св. Таин.

По сим причинам необходимо иметь в Георгие-Афипском укреплении постояннаго священника. А как находившийся в Абинском укреплении Иеромонах Паисий уволен из сего укрепления и неполучил еще другого назначения, то имею честь испрашивать ходатайства о назначении его в Георгие-Афипское укрепление на том же основании, на каком находился он в укреплении Абинском.

Назначение иеромонаха Паисия в Георгие-Афипское укрпеление было бы истинно полезно и с его примерным усердием и преданностию своему делу, можно надеяться что в короткое время он успел бы соорудить в укреплении церковь без всяких издержек с казны. Сверх того иеромонах Паисий, находясь в Георгие-Афипском укреплении мог бы исполнять христианские требы и в ближайшем Алексеевском-Мостовом укреплении». Иеромонах Паисий уволен из Абинского укрепления 23 мая 1849 года, из-за разстроенного здоровья направлен на лечение на Кавказские минеральные воды. На место иеромонаха Паисия по распоряжению Духовного начальства назначен в Абинское укрепление иеромонах Арсений, который и прибыл к своему месту 18 октября 1849 года.

22 апреля 1851 года было сообщено, что Военный совет  приказал в Георгие-Афипском укреплении учредить церковный причт по штату, существующему для укреплений Черноморской береговой линии с обращением расхода на содежание сего причта на счет войсковых сумм Черноморского казачьего войска. 10 апреля это решение было утверждено императором. Однако, с назначением в укрепление иеромонаха Паисия возникли проблемы. «Святейший Синод по имеюшимся в делах сведениям признал неудобным назначить иеромонаха Паисия в Георгие-Афипское укрепление, предоставил выбор в сие укрепление благонадежного иеромонаха из запасных Балаклавского монастыря. Вместе с тем Святейший Синод предписал Обер Священнику Армии и Флотов войти с кем ледует в сношение о высылке Иеромонаха Паисия к Курскую епархию согласно состоявшимся о нем в 1849 году определением Святейшего Синода» [1]. Так в Афипском укреплении появился очаг духовной жизни среди действующей войны.

В 1865 году, когда уже после упразднения военного укрепления, была поселена на его месте станица, начали собрать средства для возведения молитвенного дома. В 1866 году деревянный молитвенный дом в честь Георгия Победоносца с железной крышей был построен. Первым настоятелем был назначен священник Феодор Сперанский.

Далее материал статьи используется из издания: Кияшко Н.В. Крепость на реке Афипс; От первой казачьей хаты до железнодорожной станции; Землевладение; Образование; Религия; Подвигов ратных немеркнущая слава; Конвой // Игнаткин А.А. Поселок Афипский: история и современность (Второе издание). — Ростов-на-Дону: Донской издательский дом, 2015. — С. 12-17, 19-56.

Гражданское управление

Станичная администрация после заселения жителей размещалась в здании управления, построенного в 1866 году, в этом же здании открылась и станичная школа. Здание управления было деревянным длинной в 15 аршин, шириной 11 аршин, состояло из 5 комнат и длинного коридора, крыто было соломой. Отапливалось здание двумя голландскими печами. В 1869 году здание управления было оштукатурено снаружи белой глиной. До 1871 г. станица находилась под управлением начальника, назначаемого правлением Псекупского полка. Первым начальником станицы был прапорщик Александр Феликсович Мистергазе, участник Кавказской войны, он был награжден за храбрость в военных действиях Георгиевскими крестами 3 и 4 степеней. Возглавлял станицу он с 6 марта 1865 по 26 марта 1868 гг. В состав администрации (исполнительной власти) помимо начальника входили также два писаря [2]. Судебная власть в станице принадлежала станичному суду. В 1866 году в станице судьями были урядник Ересько и казак Ершов [3]. В том же году урядника Ересько сменил казак Тараненко. В 1867 году станичным судьей был казак Твердый.

В 1871 г. Абинский полк, в состав которого входила половина станиц современного Северского района, а также Псекупский полк, в составе которого была Георгие-Афипская, были упразднены. Вместо полковых округов область была разделена на уезды с соответствующим уездным управлением. С этого же времени берет свое начало выборная система казачьей власти. С введением должности станичного атамана все общество казаков-жителей станицы получали право его самостоятельного избрания с последующим, правда, утверждением вышестоящим начальством.

В 1873 г. атаманом станицы был урядник Ересько Анисим Николаевич, с 1874 по 1876 гг. должность атамана занимал коллежский регистратор Галка Логин Павлович. В 1877 г. атаманом был назначен урядник Захарченко Павел, в 1879 г. — урядник Радченко Елиазар, в 1880 г. — урядник Антоник Давид, в 1882 г. — урядник Бегун, в 1890 г. — урядник Рябченко Сафрон Христофорович,  22 апреля 1892 г. в должности атамана был утвержден урядник Кажура Виссарион. В 1910 г. атаманом был вахмистр Воронов Михаил [4].

27 января 1876 года в Кубанской области были учреждены два новых уезда: Закубанский и Кавказский. Станица Георгие-Афипская, находившаяся в Екатеринодарском уезде, была переведена в Закубанский вместе с некоторыми другими поселениями современного Северского района.

В 1889 г. в связи с утверждением «Учреждения управления Кубанской и Терской областей и Черноморского округа» вместо семи уездов в Кубанской области утверждались отделы. Станица Георгие-Афипская вошла в состав Екатеринодарского отдела в гражданском отношении, а в военном – Екатеринодарского военного отдела.

В 1891 г. происходит реформирование местного управления в казачьих войсках на основании утвержденного «Положения об общественном управлении казачьих войск». Этот новый документ полностью заменил собой Положение 1870 г. Согласно новому законодательству правительство пыталось закрепить сословные признаки казачества, которые со временем значительно размывались большим наплывом иногороднего населения. Реформируется административно-территориальная сфера – для казачьего населения были установлены два рода населенных пунктов: хутора и станицы. С 1891 г. казачьи поселки стали называться хуторами, поселковые правления заменяются на хуторские, а собрания жителей именуются «сборами» вместо «сходов».

Станичная администрация выстраивалась следующим образом: управление осуществлялось станичным сбором, атаманом, станичным правлением и судом. Сход жителей собирался преимущественно по воскресным дням, но в случае надобности и в другой любой день. Всего право голоса на станичном сходе имели 238 жителей. Для положительного или отрицательного решения по какому-то важному вопросу было необходимо, чтобы на сходе присутствовало 2/3 имеющих голос.

В состав станичного правления входили особо почетные и известные жители, которые имели большое уважение у населения. Выборы в правление происходили на станичном сходе. На сходе среди прочих вопросов разбирались дела о разделе общественных земель на паи и участки для жителей, о переделах общественной земли, об установлении добровольных складок и употребления общественных денег, об удалении вредных и порочных жителей общества (воров, пьяниц, убийц), о назначении ссуд из запасных хлебных магазинов.

Атаман станицы избирался на общем сходе сроком на три года. Процедура избрания проходила следующим образом: выдвигалось несколько кандидатов, за которых голосовали при помощи небольших шаров, опуская их в соответствующую имени кандидата урну. К примеру, 13 ноября 1885 года в станице проводились выборы на трехлетие с 1886 по 1889 годы. Было выдвинуто три кандидата: урядник Федор Степанович Лола, урядник Клим Сафронович Левен и урядник Гавриил Логвинович Галка. При процедуре избрания присутствовал действующий станичный атаман А. Воронов и доверенные от общества урядники Тихон Безценный, Андрей Редька и казак Моисей Дорошенко. После представления кандидатов, имеющим право голоса на станичных сходах было предложено опустить свои шары. На этом сходе присутствовало 266 домохозяев из 367 человек, имеющих право выбора. После окончания голосования закубанский уездный начальник, присутствоваший на процедуре избрания, объявил подсчитанные результаты: за Ф. Лолу было отдано 248 голосов, за К. Левена 166 голосов, а за Г. Галку 99. Станичным писарем тут же были составлены баллотировочный лист и общественный приговор, которые утверждали избрание новым станичным атаманом урядника Федора Степановича Лолу. Эти документы, находящиеся на хранении в краевом архиве, свидетельствуют нам о работе дореволюционной станичной избирательной комиссии [5].

Федор Степанович пользовался большим доверием у станичников, поэтому в 1910 году он вновь, находясь уже в звании подхорунжего, был избран станичным атаманом. Трагична судьба его сыновей: Иосифа (1895 г.р.) и Семена (1900 г.р.). В годы сталинских репрессий оба они были арестованы и осуждены. Семена Федоровича арестовали 30.10.1940 года с обвинением по ст. 19-58/2 ст. 58/11 «Вооруженное восстание или вторжение с целью захватить власть» и осудили 23.08.1941 года на 10 лет исправительных трудовых лагерей с поражением в правах на 5 лет. Его брата Иосифа Федоровича арестовали чуть позже, 4.11.1941 года, по ст. 58/10 «Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений»   и осудили на 6 лет лагерей. В те времена не щадили ни кого, даже стариков. 19.10.1940 года был арестован казак Тимофей Игнатьевич Кожура, которому на то время уже было 75 лет, и вскоре осужден на 7 лет лагерей.

На должности атамана Ф.С. Лоле предшествовал урядник Павел Поликарпович Захарченко. Он по своей болезни был вынужден 10 января 1885 года представить медицинское свидетельство и просить об освобождении его от занимаемой должности. Поэтому на место атамана был назначен второй кандидат урядник Антон Воронов, т.к. первый кандидат, будущий станичный атаман, урядник Федор Степанович Лола был назначен уже инструктором по обучению военной службе казаков подготовительного разряда (призывников – прим. Н.К..) [6].

Главной обязанностью атамана являлось наблюдение за порядком и благочинием в пределах станицы. В полицейском отношении атаман объявлял предписания и распоряжения правительства, имел право задерживать бродяг, бедных и военных дезертиров, в чрезвычайных случаях распоряжаться при пожарах, эпидемия и падежах скота, так же должен был исполнять приговоры станичного суда и прочих судебных учреждений. Атаман созывал и распускал станичный сход, следя установленным законом порядком, наблюдал за содержанием дорог и мостов. Также атаман был призван следить за исполнением воинской повинности военнообязанными лицами. В помощь при атамане находились два писаря, занимавшиеся военным и гражданским делопроизводством. На эту должность могли быть назначены лица не моложе 21 года, и подчинялись они непосредственно атаману.

Расширялась функциональная сторона станичного правления, к сфере которого относились дела отправления повинностей, станичных сборов и собраний, хозяйственной стороны жизни населения, содержания станичных табунов, внутренней полиции, опеки и призрения бедных, станичного суда и расправы. В станичном правлении хранились именные списки чиновников, урядников и казаков, находящихся на внутренней службе (в запасе), отставных чиновников и лиц казачьего сословия, очередные списки служилых урядников и казаков, посемейные списки всех жителей станицы и ведомости поземельных угодий, находящихся в общественном пользовании у жителей.

Станичный суд являлся первым судебным органом в станице. Судьи избирались на общих станичных сходах в числе от 4-х до 12 человек. Также в каждой станице избирался и почетный суд, в который по преимуществу могли входить грамотные представители казачьего сословия, чиновники и офицеры [7].Все назначаемые выбором общества должностные лица на время службы увольнялись от всяких натуральных повинностей по станице, а станичные атаманы, учители начальных училищ, станичные и поселковые писари увольнялись и от службы в строевых частях, выставляемых войском, причем время, проведенное на выборной службе, засчитывалось в срок полевой службы.

В 1906 году почетными станичными судьями были Аникий Бегун и Клим Левен. Собственно в должности станичных судей в это время состояли Филат, Захарченко, Григорий Денисенко, Мефодий Костин, Поликарп Казуб. В 1908 году в состав почетных судей входили: Клим Левен, Василий Тур и Максим Редька. Станичным судом управляли Михаил Воронов, Трофим Еременко, Аникий Паташ, Григорий Пояс и Иван Черногорец [8]. Помощником атамана (заместителем — прим. Н.К..) в это время был Клим Шиян. Порой за отсутствием атамана его функции исполнял помощник, который имел право также подписывать документы вместо своего начальника.

В отличие от станиц Северской и Ильской в Георгие-Афипской не было почтово-телеграфной конторы, и вся почтовая корреспонденция получалась и отправлялась только через Екатеринодар. Для сдачи и получения из управления Екатеринодарского отдела и Екатеринодарской почтово-телеграфной конторы казенной корреспонденции еженедельно по понедельникам, средам и пятницам прибывали в город Екатеринодар нарочные (специально назначенные) корреспонденты. Корреспондент станицы Георгие-Афипской сдавал и получал почту для всех населенных мест отдела, но доставлял полученную только до своей станицы. Затем уже прибывали сотрудники почтовых отделений станиц и забирали корреспонденцию для своих населенных пунктов [9].

Для того, чтобы попасть в Екатеринодар из станицы Георгие-Афипской требовалось проделать пусть в 15 верст, в соседнюю станицу Северскую немногим меньше – 13 ¼ верст. Первым почтосодержателем (курьером-почтальоном) в станице был казак Илья Трофимов, получавший фиксированное жалование за свою работу. За сентябрьскую 1866 года треть и январскую по 1 мая 1867 года треть он получил 96 рублей [10].

Станица Георгие-Афипская насчитывала  327 домов, в черте станицы существовали и отдельные поселения: хутор урядника Кожуры (1 дом), урядника Захарченко (1), жены урядника Шиянова  (1), казака Редьки (1), казака Ткаченко (3), казака Ленена (1), казака Тура  (3), казака Савченко (2), казака Якименко  (4), табачного плантатора турецко-подданного Леонтиди (1), казака Уса (3), казака Быкова (1), казака Полюндры (1), плантатора Серапаниди (1), хорунжего Казидуба (1), наследника хорунжего Довгополаго (2) [11].

В 1900 году в станице по данным документов было 4193 человека, из которых 2832 — казаков [12].

Образование

Начало образованию в станице было положено на общественном сходе жителей в 1868 году, когда казаки единогласно постановили открыть в станице школу. 5 сентября того же года избрали и первого учителя для станичной школы – урядника Павла Захарченко, который был исключен из строевого состава 6-й сотни для надлежащего исполнения обязанностей учителя, перестав теперь отвлекаться на военные сборы, смотры и другие мероприятия. Вскоре решение афипчан было утверждено приказом № 84 от 24.09.1868 года командира Псекупского казачьего полка. Перед урядником П. Захарченко стояла цель – научить мальчишек чтению, письму и арифметике, которую он достаточно успешно достигал. Такими были первые предметы, изучаемые в небольшой станичной школе.

Станичная школа открылась в здании станичного управления, в специально выделенных для занятий двух комнатах. Возраст учеников был от 6 и до 16 лет. 27 мальчиков были первыми учениками афипской школы, некоторые их имена сохранились на пожелтевших листах архивных документов: Бесчастный Иван, Воронов Михайло, Головко Лука, Герасименко Иван, Герасименко Василий, Голуб Иван, Дубина Павел, Дегтярь Тимофей, Касмура Мартын, Кожура Арсентий, Кийко Григорий, Коломиец Антон, Книш Николай, Ляшко Терентий, Антоник Емельян, Полюндра Иван, Панюта Иван, Прусь Тимофей, Редька Иван, Петрусенко Яков, Ус Федор, Широкий Козьма, Кожура Степан, Ус Михайло, Бятец Данило, Савенко Алексей, Лучка Сафрон [13].

Для методического обеспечения школ полка учебными материалами по всем станицам были разосланы книги, по которым дети учились грамоте. В Георгие-Афипскую станицу было отправлено 14 книг, в том числе и «Солдатский букварь».

В 1869 году станичный учитель Павел Захарченко обратился к командиру полка с просьбой об оставлении им должности учителя из-за расстроенных домашних дел. Просьба его была удовлетворена и 30 марта 1869 года приказом № 16 по Псекупскому казачьему полку урядник П. Захарченко был освобожден от занимаемой должности и зачислен во 2-й комплект строевого состава полка. «Давая знать об этом станичному управлению предписывается, чтобы на тоже самое содержание был допущен к обучению детей в школе местный церковный причетник Попов…», — говорилось в письме Георгие-Афипскому станичному управлению. Для нового учителя был установлен испытательный срок – два месяца, по окончании которого станичное управление сообщило о его благонадежности к исполнению своей обязанности. Так причетник Георгие-Афипского молитвенного дома Николай Иванович Попов стал вторым учителем в истории существования станичной школы [14]. Помимо преподавания обычных школьных дисциплин на Н. Попова также было возложено преподавания казачьим детям Закона Божия. За свое преподавание Николай Иванович получал от станичного правления 80 рублей в год.

1868-1869 учебный год окончился 22 июня, и в этот день 28 мальчиков были отпущены на каникулы вплоть до 1 сентября. Для грамотных жителей станицы по распоряжению начальства иногда препровождались различные брошюры хозяйственного содержания. К примеру в сентябре 1869 года жителям были розданы 12 экземпляров краткого наставления о сбережении домашних животных и о лечении их в случае болезни, а в декабре – заметки о пчеловодстве.

В ноябре того же года в станичной школе были получены четыре аспидных доски и пять грифелей. Аспидные доски использовались для записи (предок современной тетради) при помощи грифеля – палочки из грифельного сланца (предшественник карандаша). Сама доска представляла собой пластину из цветного сланца толщиной около 20 мм. Иногда на некоторых досках писали даже мелом.

Система образования до упразднения Псекупского полка была такова: в местных станичных школах казаки обучались лишь чтению и письму, а более способные и успешные поступали в полковую школу для изучения Закона Божия, русской грамматики и арифметики. Наблюдение за образовательным и нравственным состоянием школ осуществлялось полковым младшим штаб-офицером под главным надзором начальника Псекупского казачьего полка. Если полковая школа содержалась за счет войсковой казны, то станичные школы имели источником своего содержания лишь средства, собираемые станичными обществами и добровольные пожертвования родителей учащихся [15].

Из афипчан в полковую школу в 1870 году на обучение были отправлены Оникий Панюта, Мокий Безценный и Михаил Дорошенко. Наверно, эти ребята оказались самыми способными при обучении в станичной школе, за что и получили возможность учиться в полковом заведении. В 1869 году в Афипскую вернулся окончивший обучение в Ейском уездном училище сын урядника Николай Радченко, для которого командиром полка уже была выбрана должность преподавателя русского языка и арифметики в полковой школе с довольно приличным окладом. Это в очередной раз доказывает насколько было ценно образование в те времена! Но из-за болезни Николай не смог начать преподавание и остался в Георгие-Афипской [16].

Станичная школа являлась своеобразным местным центром просвещения наравне с храмом. Зачастую благодаря усилиям именно священников школы получали свое развитие, решались хозяйственные и административные вопросы. Срок обучения в одноклассном училище составлял три года. За это время школьники изучали азы Закона Божия (в него входил катехизис и Священная история), чтения, письма и арифметики.

На уроках русского языка школьники обучались чтению по книге «Мир в рассказах для детей» В. Вахтерова, из которой прорабатывались рассказы «В остроге» (Достоевский), басни и стихи: «Щука и кот» (Крылов), «Лебедь, щука и рак» (Крылов), «Волк и журавль» (Крылов), «В поле», «Ласточка» (Майков) и др. В грамматический раздел предмета входило изучение имени существительного с его характеристиками и имени прилагательного, а также согласование прилагательного с существительным по вопросам.

По арифметике в школе изучались все вычислительные действия с числами в пределе сотни и тысячи. При изучении арифметических действий отдавалось предпочтение устным вычислениям, а при решении задач в два-три вопроса применялся анализ. В качестве домашнего задания от школьников требовалось самостоятельное решение письменных задач с вопросами [17].

В 1870 году в станице была введена экспериментальная система организации школьного капитала. Все родители-казаки, имеющие сыновей от 8 до 12 лет, должны были вносить за обучение своего сына 2 рубля, а за сирот деньги выплачивались из станичной общественной суммы (10 рублей). Всего выходило 160 рублей в год. Из этих денег станичный учитель причетник Николай Попов получал жалованья 80 рублей, а остальные средства шли на поддержание школьного здания и прочие расходы [18].

С 1878 года станичная школа поступила в ведение Дирекции народных училищ и в нее стали назначаться учителями лица, имеющие право на преподавание и звания учителей.

В 1880 году станичным учителем был урядник Киприан Забора. В 1883 году учительницей в станичное училище была назначена Анна Васильевна Аникушева [19]. В штате в то время находились помимо А.В.Аникушевой Ольга Ивановна Победоносцева и законоучитель священник Иаков Иванович Винников, назначенный 23 октября 1879 года. C 1889 по 1893 год в училище преподавал Иоанн Григорьевич Трофимовский – будущий священник, с 1902 года настоятель Успенского храма ст. Григорьевской [20]. В 1910-х годах к обязательной программе были добавлены рисование и гимнастика по 2 урока в неделю.

Чтобы отдать своего ребенка учиться в школу по законам того времени родители должны были обеспечить своего сына или дочь письменными принадлежностями. По бедности многие из казаков не могли купить своим детям необходимые принадлежности, а те, как следствие, не могли выполнить требуемые задания и письменные работы. В 1880 году начальником Кубанской области генерал-лейтенантом Н.Н. Кармалиным было сделано распоряжение станичным правлениям, которые обязывались доставлять и заготавливать на всех учеников станичных школ необходимые письменные принадлежности, что исправило существующее положение в народном образовании.

Еще одной важной проблемой, решение которой было принято в год образования училища в станице Георгие-Афипской, но которая затем все равно поднималась из года в год, были регулярные и продолжительные пропуски детьми уроков по воле родителей. Подобная тенденция была вызвана общей позицией среди большинства казачьих семей, считавших лучшим отправить ребенка во время весеннего сева или осенней уборки в поле, чем в школу. По этим вопросам собирались станичные сходы, по решению которых подвергали штрафам родителей, не отправлявших своих детей в школу без уважительных причин [21].

Деятельность станичных училищ регулировалась «Инструкцией для двухклассных и одноклассных сельских училищ Министерства народного просвещения» 1875 года. На основании этого документа в станичное училище разрешалось принимать детей от 7 до 12 лет, хотя и делались исключения. Совместное обучение мальчиков и девочек строго регламентировалось документом: мальчики должны были быть не старше 14 лет, а девочки не старше 12 лет, при условии, что они занимают места на разных скамьях. Те, кто оканчивал обучение в станичных училищах, после экзамена получали свидетельство об окончании курса обучения. Согласно инструкции Министерства народного просвещения для лиц мужского пола, окончивших курс в одноклассных училищах и получивших свидетельство об окончании, были предусмотрены некоторые льготы по воинской повинности [22].

Ученики станичной школы неукоснительно соблюдали православные праздники и вместе со своими родителями бывали в эти дни в храмах. Во время Великого поста в первую и страстную седмицы занятия обыкновенно отменялись, а ученики находились на длинных богослужениях в станичном храме. Однако к началу XX века в школах министерства народного просвещения были возобновлены занятия в дни первой седмицы поста.

В 1907 году станичное одноклассное училище было преобразовано в двухклассное училище с пятилетним сроком обучения. Первые три года обучения считались первым классом и соответствовали курсу одноклассного народного училища; четвертый и пятый годы были вторым классом, в нем преподавали русский язык, арифметику (дроби, прогрессии, тройное правило, проценты), наглядную геометрию, элементарные сведения по естествознанию, физике, географии и русской истории. Отметки ставились по пятибальной системе. Вместе со сменой настоятеля станичного храма сменился и учитель Закона Божиего. В 1910 году новый священник Александр Флегинский получил утверждение в должности законоучителя в двухклассном и одноклассном женском училищах [23].

По данным за 1914 год в училище обучалось 137 мальчиков и 58 девочек. Можно соотнести названные цифры с количеством жителей по станице, которых насчитывалось 5548 человек и понять, что даже в начале XX века уровень грамотности среди казачьих детей был хорошего, но недостаточно высокого уровня. В 1905 году в училище была учреждена должность почетного блюстителя. С 1909 года блюстителем был коллежский советник Гавриил Степанович Чистяков, изрядно жертвовавший на нужды училища и на организацию детских праздников. Закон Божий в училище с 1908 года преподавал местный священник Александр Косьмич Флегинский. В 1910 году заведующим училищем был Иван Васильевич Полтавцев, законоучителем священник Василий Николаевич Смельский. Учителем пения был Яков Трофимович Облогин, а гимнастики Косьма Яковлевич Ляшко [24].

В 1904 году в станице Георгие-Афипской было отрыто одноклассное женское училище. Для организации учебного процесса училище получало пособие от казны в размере 700 рублей, а занятия начинались с 15 сентября, заканчиваясь 20 мая. С учреждением в 1904 году должности почетного блюстителя на нее была избрана жена надворного советника Ольга Михайловна Чистякова. В 1910 году училищем руководила Феодора Ивановна Николайченко, закон Божий же преподавал священник Василий Смельский [25].  С 1914 года заведующей училищем стала Александра Пантелеймонова Алшунина, а законоучителем настоятель Георгиевской церкви священник Александр Флегинский [26]. В 1916 году училищем руководила Александра Ивановна Карпенко, а второй учительницей была Клавдия Дмитриевна Онуфриева. Обучались в 1916 году в училище 64 девочки [27].

С 1893 года в станице диаконом местной церкви Андреем Яковлевичем Махно было положено основание музыкальному образованию. Благодаря своим удивительным музыкальным способностям, а также тяге к самообразованию и повышению уровня образования среди казачьей молодежи отец Андрей отбирал среди мальчиков самых способных и занимался с ними игрой на инструментах и вокалом. Стоит отметить, что сам отец Андрей еще с детства питал особую любовь к музыке. Он родился в 1853 году в казачьей семье. Получив домашнее образование, он поступил в Екатеринодарскую войсковую музыкальную школу, где за успехи 4 апреля 1876 года был произведен в урядники. Вернувшись после обучения в родную станицу Старонижестеблиевскую, он был назначен помощником учителя в станичной школе и регентом церковного хора.

Во время визита в Екатеринодар епископа Ставропольского и Екатеринодарского Евгения его встречал церковный хор Покровской церкви, которым управлял Махно. Епископ Евгений высоко оценил деятельность регента. Андрею Махно епископ предложил занять должность псаломщика, а затем, приняв рукоположение в сан диакона, служить при Георгие-Афипской церкви. Назначение в Афипскую состоялось уже в 1893 году, а вскоре и рукоположение.

В 1894 году отец Андрей за свою энергичную преподавательскую деятельность в церковно-приходской школе получил официальную благодарность от Екатеринодарского отделения Ставропольского епархиального училищного совета [28].

К 1900 году стараниями и заботами отца Андрея 12 молодых казаков научились свободно играть на скрипках и управлять небольшими хорами, что, несомненно, положило основу современному музыкальному образованию в поселке [29].  В этом же году 3 июня он был переведен на диаконо-учительское место в ст. Крымскую [30].  В 1911 году в списках нижних чинов Кубанского войскового симфонического оркестра значится казак станицы Георгие-Афипской Степан Кожура, который был одним из учеников-виолончелистов [31]. Возможно, Степан как раз и был одним из учеников отца Андрея, привившего казаку любовь к музыке и развившему его талант, но опять же, это остается только предположением.

В станице помимо названных выше училищ министерства народного просвещения существовала смешанная церковно-приходская школа, которая принадлежала к ведомству Священного Синода и находилась в подчинении епархиального училищного совета. Свою работу школа начала 1 сентября 1891 года в ветхом здании, вмещавшем в себя незначительное количество учеников. Преемником в преподавании в церковно-приходской школе о. Андрею стал уволившийся по болезни из 2-го класса Ставропольской духовной семинарии Александр Васильевич Смельский, сын настоятеля станичного храма. С января 1899 года он вступил в должность.

Среди всех предметов, преподаваемых в церковно-приходских школах, Закону Божию, безусловно, отдавалось предпочтение. Станичный священник преподавал его 6 раз в неделю. Законоучитель обращал внимание обучаемых на толкование молитв, главнейших церковных песнопений и событий из священной истории. На уроках воспитанникам объясняли смысл основных христианских заповедей, значение важнейших православных праздников. Законоучители придавали своему преподаванию практический характер и обращали серьезное внимание на борьбу с распространенными в приходе суевериями, старались раскрывать детям учение Православной Церкви в противовес раскольническим и сектантским религиозным представлениям. Кроме преподавания Закона Божия в церковно-приходских школах священники обучали детей грамоте, арифметике, религиозно-нравственным началам [32].

Учебный день для обучающихся в церковной школе начинался утренними молитвами. За 10-15 минут до начала занятий дежурный ученик выходил к иконе и начинал читать положенные по часослову молитвы. После молитв все классы расходились на занятия. В школе имелась библиотека, в которой помимо учебной литературы были и книги для внеклассного чтения, столь необходимые для развития книголюбия среди учащихся [33].

В 1899 году определением епархиального училищного совета казак И. Понюша и церковный староста К. Редька были утверждены в звании попечителей церковно-приходской школы. Через некоторое время допущенный ранее к исполнению обязанностей учителя   Александр Смельский в том же году был окончательно утвержден в этой должности, о чем сообщалось в официальном отделе епархиальной газеты «Ставропольские епархиальные ведомости» [34]. За непродолжительный срок работы в церковно-приходской школе Александр Смельский проявил себя как деятельного и доброго педагога. Об этом свидетельствует трогательная статья, написанная местным учителем Яковом Оболгиным, описавшим прощание учителя с дорогими его сердцу учениками.

10 октября 1901 года все ученики церковно-приходской школы собрались вместе со своими родителями к станичному храму, где был отслужен напутственный молебен. Во время молебна ученики стройно и приятно пели, но, чувствуя близкую разлуку со своим любимым учителем, не могли остановить накатывающихся слез. По окончании молебна двое из лучших учеников от лица всей школы со слезами на глазах и кратким приветствием преподнесли учителю письменный прибор, после чего А. Смельский обратился к своим любимым питомцам с прощальным словом. В этот же день Александр Смельский отбыл на новое диаконоучительское место в школу станицы Калужской [35].

В 1900 году в районе Екатеринодарского отделения Епрахиального училищного совета была открыта начальная школа грамоты на хуторе Кошарском в юрте станицы Георгие-Афипской [36]. Учителем этой школы был назначен Евгений Иоакимович Чуприна (1879 г.р.). Новым учителем 1 октября 1905 года был назначен Терентий Максимович Брославец. Он родился 28 октября 1885 года в казачьей семье, окончил двухклассное училище в ст. Екатериновской в 1900 году. До назначения в хут. Кошарский был учителем в школе грамоты на хут. Левицкого.

В 1903 году 7 октября состоялось торжественное освящение нового здания одноклассной церковно-приходской школы Георгие-Афипской. На празднике присутствовали священники окрестных станиц, благотворители и гости. После молебна настоятель церкви священник Василий Смельский произнес проповедь, в которой сказал: «Теперь я уже не буду томиться, скорбеть и болеть душой за церковных питомцев; мы не будем испытывать сырости, тесноты и удушья, какие нам приходилось терпеть в старом школьном здании в течении почти 12 лет» [37].

Новое здание было рассчитано на 115 человек учащихся. Не просто было начинать строительство священнику Смельскому, но упование на помощь Божию являлось поддержкой в этом трудном деле. Не имея совершенно никаких средств, отец Василий приступил к строительству. Вскоре нашлись благотворители, которые и оказали помощь в строительстве новой школы. Строительство поддержали попечительница школы Вера Владимировна Петрова и ее супруг Александр Сергеевич Петров, М.И. Рубцов и станичный атаман Бурса [38]. Даже после открытия нового здания Вера Владимировна не оставляла своим вниманием и помощью школу, помогая в организации праздников, спектаклей и других мероприятий. И ее деятельность получила заслуженную оценку. 22 апреля 1907 года ко дню Святой Пасхи потомственная дворянка Вера Петрова была награждена золотой медалью «За усердие» на Аннинской ленте «за заслуги по духовному ведомству», — как сообщалось в Ставропольских епархиальных ведомостях [39].

К 1904 году в церковно-приходской школе пополнился преподавательский состав: учителем был назначен выпускник Екатеринодарской военно-фельдшерской школы, сын урядника, Яков Трофимович Облогин, а помощником учителя – выпускник Усть-Лабинской второклассной школы Игнатий Евдокимович Хорошков. Помимо преподавания в школе Яков Трофимович также управлял церковным хором.  Определением Екатеринодарского отделения Ставропольского епархиального училищного совета от 15.09.1904 года помощником учителя одноклассной церковно-приходской школы был назначен выпускник второклассной учительской школы Иван Иларионович Рыбальченко. 31.08.1906 года новым помощником учителя стал выпускник Усть-Лабинской второклассной учительской школы, выходец из казачьего сословия Григорий Федорович Смиток. Преподавателем Закона Божия 9 марта 1910 года был утвержден местный священник Александр Косьмич Флегинский. В 1913 году на содержание церковно-приходской школы отпускалось до 100 рублей от церковного причта. Обучающихся в этом году было 54 мальчика и 10 девочек.

Среди церковных школ необходимо вспомнить и школу грамоты, открытую в 1892 году. Школа грамоты являлась исключительно церковным учреждением, создаваемым в целях распространения грамотности и религиозного образования среди местного населения. Занятия проводились в здании церковной сторожки (караульное помещение при храме). Законоучителем и заведующим школой был станичный священник Василий Смельский, а учителем – псаломщик [40].

В 1917 году мужское и женское станичные училища были объединены в смешанное высше-начальное училище, инспектором которого был Бельский. В 1918 году трагически погиб станичный священник А. Флегинский, на место которого законоучителем в училище был назначен священник Иоанн Николаевич Бойко. Помимо законоучительских обязанностей на священника было возложено преподавание русского языка [41].

 

Казаки. Станица Георгие-Афипская. Фото нач. XX в.

Казаки. Станица Георгие-Афипская. Фото нач. XX в.

Первая мировая война, наступившая в 1914 году, не оставила в живых и многих жителей станицы Георгие-Афипской, погибли казаки: Яков Быбыч, Яков Бегун, Митрофан Федорович Белокурый, Павел Александрович Боровик, Павел Боровой, Михаил Бурса, Евмений Павлович Бятец, Кондрат Фомич Гришко, Иван Гусак, Николай Даценко, Спиридон Данилович Казуб, Владимир Кийко, Гавриил Кривохижа, Петр Артемович Орлянский, Мирон Архипович Палий, Семен Григорьевич Панюта, Архип Афанасьевич Передерий, Федор Никифорович Петровский, Иван Иванович Полюндра, Григорий Григорьевич Пояс, Семен Пояс, Порфирий Федотович Пригода, Кондрат Матвеевич Ус, Андрей Хаустов.

Начальники ст. Георгие-Афипской

1865-1868 гг. хорунжий Александр Феликсович Мистергазе

Атаманы ст. Георгие-Афипской

1871-1872 гг. урядник Давид Степанович Антоник

1873-1874 гг. урядник Анисим Николаевич Ересько

1874-1876 гг. коллежский ренистратор Логин Павлович Галка

1877-1879 гг.  урядник Павел Поликарпович Захарченко

18791-1880 гг. урядник Елиазар Радченко

1880-1881 гг. урядник Давид Степанович Антоник

1882 г. урядник Аникита Бегун

1884-1885 гг. урядник Павел Поликарпович Захарченко

1885 г. урядник Антон Воронов

1886-1889 гг. урядник Федор Степанович Лола

1889-1892 гг. урядник Сафрон Христофорович Рябченко

1892-1895 гг. урядник Виссарион Кажура

1901-1903 гг. коллежский регистратор Прокофий Бурса

1904-1907 гг. урядник Иван Белокурый

1908-1910 г. вахмистр Михаил Прокофьевич Воронов

1911-1914 гг. подхорунжий Павел Поликарпович Захарченко

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Государственный архив Краснодарского края (далее – ГАКК). Ф. 318. Оп. 1. Д. 439. Л. 24.
  2. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д. 417. Л. 145об-146.
  3. ГАКК. Ф. 252. Оп. 2. Д. 1827. Л. 228
  4. Памятная книжка Кубанской области за 1874 год. — Екатеринодар, 1874. — С. 56; Памятная книжка Кубанской области за 1875 год. — Екатеринодар, 1875. — С. 68; Памятная книжка Кубанской области за 1876 год. — Екатеринодар, 1876. — С. 81.
  5. ГАКК. Ф. 454. Оп. 2. Д. 1924. Л. 12, 13.
  6. ГАКК. Ф. 454. Оп. 2. Д. 1924. Л. 3.
  7. ГАКК. Ф. 574. Оп. 1. Д. 374. Л. 3.
  8. Основные административно-территориальные преобразования на Кубани (1793-1985 гг.)./ Гос архив Краснодарского края; Сост. А. С. Азаренкова, И.Ю. Бондарь, И.С. Вертышева. — Краснодар: Кн. изд-во, 1986. — С. 42.
  9. Кубанская справочная книжка 1891 г. Сост. Е.Д. Фелицын. – Екатеринодар, 1891. С. 21.
  10. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д. 278. Л. 5.
  11. Сборник сведений о Кавказе. Т. VIII. Кубанская область. Списки населенных мест по сведениям 1882 года. – Тифлис: Типография Канцелярии Главноначальствующего гражданской частью на Кавказе, 1885. – С.
  12. Военно-статистическое обозрение Кубанской области. Сост. Корольков. — Тифлис, 1900. — С. 239.
  13. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1 Д. 259. Л. 135об, 136 – 138, 188.
  14. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д. 405. Л. 51-93.
  15. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д. 405. Л. 177, 245, 304-304об.
  16. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д. 497. Л. 56, 64, 68.
  17. ГАКК. Ф. 470. Оп. 2. Д. 1371. Л. 1.
  18. ГАКК. Ф. 351. Оп. 1. Д. 497. Л. 2об, 244.
  19. Памятная книжка Кубанской области за 1883 год. — Екатеринодар, 1883.
  20. ГАСК. Ф. 135. Оп. 72. Д. 1727. Л. 43об.
  21. Зажаев П. Прошлое и настоящее Кубанской начальной школы. – Екатеринодар, 1907. – С. 8-9.
  22. Журнал министерства народного просвещения. Июль. Ч. CLXXX. – СПб., 1875. – С. 229-230.
  23. РГИА. Ф. 796. Оп. 438. Д. 4478. Л. 3об.
  24. Кубанский календарь за 1910 год. – Екатеринодар, 1910. – С. 207.
  25. Кубанский календарь за 1910 год. – Екатеринодар, 1910. – С. 210.
  26. ГАКК. Ф. 472. Оп. 1. Д. 32. Л. 77об.
  27. ГАКК. Ф. 472. Оп. 1. Д. 41. Л. 81об.
  28. СЕВ. 1894. № 5. С. 229.
  29. СЕВ. 1900. №. 14. С. 859.
  30. СЕВ. 1900. № 12. С. 676.
  31. Кияшко И.И. Войсковые певческий и музыкантские хоры Кубанского казачьего войска. 1811-1911 годы. Исторический очерк столетия их существования. – Екатеринодар, 1911. – С. 125.
  32. Кияшко Н.В. Роль Русской Православной Церкви в становлении народного образования: просветительская деятельность и пастырское служение духовенства Кубани во второй половине XIX века // Образование в России: история, опыт, проблемы, перспективы. – № 1. – Армавир: АГПА, 2014. – С. 100-106.
  33. СЕВ. 1894. № 1. С. 43.
  34. СЕВ. 1899. № 6. С. 237; СЕВ. 1899. № 10.С. 427.
  35. СЕВ. 1901. № 21. С. 1240-1241.
  36. Ставропольские епархиальные ведомости. № 18. 1900. С. 1035.
  37. СЕВ. 1903. № 21. С. 1261.
  38. СЕВ. 1903. № 21. С. 1262.
  39. СЕВ. 1907. № 9. С. 473.
  40. СЕВ. 1894. № 2. С. 117.
  41. ГАКК. Ф 470. Оп. 2. Д. 2126. Л. 7.

Список председателей исполкома п. Афипского

Один ответ на ст. Георгие-Афипская

  1. Марина

    На аэроснимке окрестностей ст. Афипской, сделанной в 1942 г немецкими разведчиками, хорошо просматриваются контуры Георгие-Афипского укрепления. Я хотела бы показать этот снимок властям станицы, так как стройка подбирается к историческому месту, можно хотя бы установить памятный знак. Полюбоваться красотой крепости можно здесь: http://iskatelklada.tuapse.ru/forum/fort/102-krepost-afips-kerman-na-reke-afips.html?start=100#27815

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *